Агентство Журналистских Расследований

Дата: 25.01.2011 Опубликовано: Комментарии0 Регион: | Санкт-Петербург |

"ЖЕЛЕЗО ДЛЯ ДЕПУТАТА"

"...а русский без Христа это пугало всего мира..." деда Кузя


Просыпался Вадим тяжело, это и сном - то назвать было сложно, так...забытье... болезненное забытье... с непрерывающимся скребущежжащим ощущением в горле. Уже почти месяц его мучила ангина, и абсолютно ничего не помогало, ни таблетки, ни "клин клином", как то "выпить стакан ледяной воды", ни тот же стакан, но уже - спирта на голодный желудок, по совету друзей,  ни-че-го... Стало даже хуже, так как к ангине присовокупился ларингит, а это уже  потенциально лишало Вадима участия в Международном симпозиуме в Париже, который должен был пройти  в конце года. Его доклад готовился пятью помощниками в течении двух недель, и он, фактически, должен был его только представить, даже до конца не понимая сути написанного, и тут уж без голоса никуда!!! Да и красное от постоянной, не очень высокой, но изматывающей температуры, лицо презентабельности "народному" депутату Государственной Думы, коим уже  полгода  являлся Вадим Петрович, 32-х летний  врач по образованию, не добавляло. "Беда..."- сонно подумал Вадим, трудно возвращаясь к реальности от голоса, говорившей с кем-то на кухне по телефону, жены. Тяжело поднявшись, он сел на кровати и попытался проанализировать свое состояние. Легкая диагностика результата не дала, "ну, хоть препарируй себя как лягушку" - вяло подумал Вадим, "ничегошеньки не понимаю... вот тебе и врач... сам себе помочь не могу...в средние века на костре  сожгли бы  соплеменички... " Он и в самом деле не понимал причину столь резкого заболевания, как и абсолютное бездействие лекарств. И даже принцип лечения простуды "лечи, не лечи- само через две недели пройдет" здесь так же не сработал. Не срабатывало ничего, а это уже тревожило Вадима не на шутку. Теща уверенно заявила: "Это сглаз! Знаешь сколько завистников вокруг?! Нужно бабку искать!" Вадим уже и согласен был бы, но где же ее найдешь бабку-то? он совсем было захандрил, но тут  вот его жена Инна вроде кого-то нашла, наверное, об этом она и говорила сейчас по телефону, так как голос ее, впервые за последнее время, звучал довольно громко и воодушевленно. Тяжело шаркая по полу тапками, Вадим пошел на кухню.
-Да, дорогая, а после заправки? направо...ага...через мостик...да...и магазинчик с зеленой крышей...Как правильно? Деда Кузя? Так и спрашивать?" - она помолчала, что-то спешно дописывая в лежащий перед ней на столе блокнотик, и слушая собеседника" - хо-ро-шо...а по каким дням? И сегодня? Ой, не знаю, у него температура так и не спала, попробую поговорить...Спасибо! Спасибо тебе, дорогая...Хорошо...ну, пока, а то тут Вадим пришел... буду кормить...
Инна положила трубку и радостно повернулась к мужу: "Ну, как ты? "- и не дожидаясь ответа радостно заявила: "Я нашла! Ну, просто случайно! Вчера в аптеке встретилась с мамой Людки Пенкиной, моей однокурсницы, она пыталась давление измерить, там, знаешь, такие приборчики теперь стоят в аптеках?" Вадим утомленно перевел взгляд в окно, он не терпел, когда люди уходили в незначительные подробности. Инна взгляд заметила, поэтому поспешила перейти к сути: "Она мне и говорит, - Инночка, а что Вы в гости не заходите? Загордились, как муж в депутаты вышел?! Старых друзей забываете!" "Ой" - думаю, - "Ну, когда это мы с Людкой были друзьями? Пару раз вместе к сессиям готовились..."  Вадим снова отрешенно посмотрел в окно, что помогало ему в подобных случаях сохранять самообладание... "Но ей говорю..."- вернул его к действительности голос жены..."Ну, что Вы, Вера Ивановна, какое там загордились, у меня муж заболел, месяц уже, его ангина замучала, а теперь еще и ларингит, совсем голоса нет, а ему в Париж, скоро лететь, представляете...?" "И тут ее как подменили: "В Париж говорите? Так нужно срочно лечить!!! Что же вы сидите?" "Ой, -  говорю -да что мы только не пробовали, Вы же знаете, Вадим - врач, но ничего не помогает, ни-че-го! Просто руки опускаются, представляете?" А она мне и заявляет: "Если медицина бессильна, Вам нужно к деду Кузе, он лечит такие вещи соком какой-то ягоды, у меня племянница у него была, так же ангина, ангина, с  детских лет ангина, думали хроническая, а к нему съездила, и все как рукой сняло. Он ей что-то там говорил, это я не знаю, но дал сок какой-то "железной ягоды" И все! Живехонька - здоровехонька! Звоните мне сегодня же вечером, я попрошу Людочку, она Вам все подробно продиктует, она, Вы знаете, в этом интернете теперь все-все находит, ну, просто за пять минут! Ну, конечно, деду Кузю там не найти, но она свяжется с племянницей, и все-все найдет! Так что звоните, Инночка, мы же не чужие люди, мы должны помогать друг другу. А надолго Вадим Петрович в Париж?" Говорю ей: "Если все будет хорошо, то улетит на пять дней!"  Она аж подпрыгнула: "Всего-то? Ну, тогда тем более, нужно спешить, дело серьезное, здоровье, запускать нельзя! Инночка, Вы не волнуйтесь, все будет хорошо, а я уж, простите мою нескромность, буду просить Вадима Петровича о малости...духи...французские...ах, моя слабость...как вы считаете, Инночка, это удобно, попросить Вадима Петровича о такой малости?" "Ну, ты представляешь, Вадим? Ничего просто так не делается, сразу посодействуйте ей в ее слабости! Но, Вадим, зато у нас есть адрес!" - она победно потрясла в поднятой руке блокнотик! -  "Едем?!!!" "Едем..."-  устало кивнул Вадим, - "звони водителю" - почти прошептал он.
Деда Кузя был маленький, сухонький, в белой поленялой рубашечке в голубую полоску,  и застиранных солдатских брюках, с обшарпанными карманами.Реденькие, рыжеватые волосики на голове стояли дыбом, а  голубенькие, маленькие  глазки излучали добро и искреннее любопытство к приехавшим. Сдерживаясь, чтобы не рассмеяться, Вадим смотрел на своего "лекаря"  с не меньшим интересом. Усевшись напротив, деда Кузя заговорил мягким, вкрадчивым голосом. "Ты кто?" -почти ласково спросил он Вадима, - "Зачем ко мне пожаловал?" И не дождавшись ответа, сразу же продолжил: "Костюм у тебя хороший, дорогой, встречу я тебя по одежке, а провожу по уму...Болеешь? а как же тебе не болеть, ты же смотритель на кладбище, такая тебе досталась ра-бот-ка..." Он печально покачал головой - "Зачем же ты согласился-то? Где же ум-то твой был, лечил бы людей ... Ай-я-яй...Ай-я-яй..." Он снова сокрушенно покачал головой, - "и сердце болит, и горло болит, и голос отняли...ай-я-яй...а я тебе ягодки дам, она у меня железная, сок выдавишь, пить будешь, и полегчает, а то и совсем пройдет...ай-я-яй..." Он замолчал и не отрываясь глядя в глаза Вадима, тихонько постукивал ножкой об пол, как бы решая что-то. Вадим беспомощно взглянул на жену. "Ой, что Вы" - быстро затараторила Инна, - "Вы ошиблись, он не смотритель, он депутат, простыл, наверное, Вы знаете, так много работы, такая нагрузка, такая ответственность..."     "Большая" - согласно кивнул деда Кузя - "слова по бумажке читать... Что ж ты придумал себе за работу, ты же с ними не справишься, куда ж ты их позовешь? что же ты им скажешь? " "Кому?" - удивленно прохрипел Вадим. "Людям"- склонив головку набок, кивнул деда Кузя, -  "ты же к ним в слуги нанялся, ты же им обязан теперь, а что ж ты им дашь-то, что есть у тебя?"  Вадим разочарованно мотнул головой: "Простите, я Вас не понимаю, кому я что-то должен дать?" "В-о-о-т, нечего тебе им дать,  да и они не попросят, они потребуют...скажут "дай!", а что ты им дашь, ай-я-яй"- Он снова сокрушенно покачал головой. Вадим раздраженно повернулся к жене, и зло прошептал: "Ты куда меня привезла, что это еще за юродство ?" Ответить Инна не успела, деда Кузя мягко вскочив, быстро убежал за дверь, там он чем-то громко загремев, что-то уронил и все стихло. "Ну?" - Вадим требовательно посмотрел на жену, - "И что это? Ты посмотри вокруг, куда ты меня притащила, он поди нищий, вон банки по коробкам собраны," - он  вяло махнул рукой на картонную коробку, стоявшую у двери, и набитую до верха железными банками из-под тушенки и сгущенного молока. И снова Инна не успела ничего сказать, дверь заскрипев, отворилась, и в комнату стремительно вбежал деда Кузя. В руках у него были три пол литровые бутылки, с чем-то черным, которые он бережно прижимал к груди. Сев напротив, он радостно улыбнулся, и снова уставился на Вадима. Они помолчали   "Ты меня, мил человек, послушай" - мягко заговорил деда Кузя. "Те, с кем ты рядом - злые, мертвые, они тебя растащат, заставят в грязи валяться, а не пойдешь на поводу - погонят прочь... А те, кто бы тебя принял - они отрезаны от тебя по должности, отделены, они тебе добра желают, а ты и не знаешь...Ты им послужи...Великое совершишь, сокровища соберешь, и никто у тебя их не украдет...сокровища-то те..."  Вадим беспомощно оглянулся на Инну: "Ничего не понимаю..." - он сокрушенно мотнул головой - "Кто отрезан от меня, кем?..."  "Вождем прежним, положили его в коробочку, светят на него светом, а дерьмо-то и потекло, "по мощам и миро", и за то ему такое миро, что отрезал он бумажкой  всю страну от Бога, а вы-то и подхватили и вставили бумажку ту себе в закон, вот и отрезали Россию от Бога! А русский без Христа - это пугало всего мира!" - ласково закончил он и снова уставился удивленными глазками на Вадима, как будто он это пугало сейчас же и увидел. "А ты, мил человек, в Бога-то веруешь?"- снова заговорил он. "Да"- ответил Вадим, - "верю" "А я тебя и поучу"- как будто по секрету, вкрадчиво проговорил деда Кузя - "Ты, паря, живи как такой духовный Ванька-Встанька - упал, согрешил, не валяйся в дерьме греховном, сейчас же вставай оттуда, кричи: "Господи, помилуй!!! И помилует!!!" -  деда Кузя, вскочивший было с места в запале своей речи, окончив ее, удовлетворенно сел на свой стульчик и теснее прижал к груди бутылки. Снова помолчали, Вадим прищурено смотрел на деду Кузю, пытаясь хоть как-то собрать воедино все, что услышал. Деда Кузя почти радостно и хитро переводил взгляд с Вадима на Инну. "А ягодку я тебе дам, горлышко вылечит, сок из нее подави, она тебе железо даст, его и пей" - он кивнул Вадиму на бутылки. "Какое железо? Как его давить, чем?" - тихо проговорил Вадим, сам удивляясь тому, что сказал все это уже голосом. "А вон то, какое тебе нищий собрал!" - деда Кузя кивнул на коробку с банками, хитренько улыбаясь - "Его выпьешь, и будешь здоровый!"   "Как же я железо выпью?" - Вадим уже с интересом смотрел на бутылки, в которых, сквозь слегка запотевшее стекло, были видны крупные , упругие, плотно набитые, черные и  блестящие  ягоды. "Давай меняться!" - вдруг предложил деда Кузя, - "я тебе  - секрет, как ягоды от всякой хвори растить, а ты мне пообещаешь бумажку ту из закона убрать, и Россию Богу вернуть! А?!"  Он почти  уже с восторгом глядел на Вадима. Тот так же заинтересовано посмотрел на деда Кузю, затем немного помолчав, он протянул руки и аккуратно взяв бутылки, составил их рядом с собой и тихо произнес: "Говорите ваш секрет! Согласен..." "Ах, ты!" - деда Кузя восхищенно всплеснул ручками,вскочил со стула, быстро и ловко крутанулся вокруг себя на одной пятке, поджав другую ножку в коленке, и вскинув ручки вверх, закрыв глазки, благоговейно, почти фальцетом воскликнул:  "Благословляю Тебя, мой Бог!"Затем он быстренько умастился на стульчике,  придвинулся поближе к Вадиму и громко зашептал: "Зови половину!" "Кого?"- таким же шепотом спросил Вадим. "Жену зови!" - почти грозно нахмурив бровки, ответил деда Кузя и кивнул Инне, чтобы она наклонилась к ним. Они почти касались  друг друга головами, и деда Кузя, громко шепча и внимательно вглядываясь то в глаза Вадима, то в глаза Инны,  поведал им  тайну получения целебной и молодильной ягоды от всех недуг. "Есть ли у тебя дача?" - спросил он у Вадима. Тот утвердительно кивнул. "А есть ли у тебя хотя бы один куст черной смородины?" - снова спросил деда Кузя. И на этот вопрос Вадим кивнул. "Хорошо"-  деда Кузя потер ладошки, - "вот из нее и сделаешь себе аптеку на все случаи жизни, а жена твоя всегда молодой будет и красивой и ни одна хворь к вам не привяжется..." - он тихонько посопел, как бы собираясь с духом и продолжил: "Дам я тебе девять банок" - он кивнул на коробку у двери, - "ты их сплющи молоточком, да, когда будешь бить, и говори: "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя," потом, пойди к кусту черной смородины, но в то время, когда солнце будет прямо над ним, и тени от него в строны не будет. Обрисуй его по кругу, по самым выступающим веткам, но чтобы круг был ровный. Затем вырой по этому кругу девять ямок, не глубоких, так чтобы ладошка в них вошла, и уложи в каждую из них одну банку. Засыпь все землей и не сильно потромбуй, и слегка полей водичкой и опять скажи: "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя" Вот и будут расти у тебя ягоды целебные, как на железном руднике, через год снова заложишь в те ямки девять банок, потому как эти все в земле растаят и  сморода их заберет. А есть эти ягоды нужно только сырые, ни компота из них не вари, ни варенья", - он слегка погрозил Инне скрюченным пальчиком. Она согласно кивнула, смахнув с носа капельку пота, и подняла одну бутылку: "Так это черная смородина?" - восхищенно спросила она, - "такая огромная?" "Да" - удовлетворенно кивнул деда Кузя, - "а здоровья она сколько даст...ввек болеть не будете, и вы и детки ваши, и которые есть и которые будут...и друзей одарите...и родных..." Он хитро взглянул на Вадима: "А ты, мил человек, костюм свой береги, слово держи, бумажку изымай, и построишь свою судьбу особо, и те, кто помогать тебя будут,они тебя и сохранят, ни об один камень не преткнешься, а врагам твоим уста закроют, они по другим путям пойдут и с тобой не встретятся, ни впереди тебя их не будет, ни позади, а все навстречу будут выступать, но не увидят тебя и пройдут мимо. А я за тебя стану Бога благословлять, хвалить и благодарить и сделаю безмолвными всех твоих врагов и мстителей" - он храбро сверкнул голубыми глазками, поднял вверх голову со всклоченными волосенками и сложил на груди ручки."А хорошую ты себе судьбу выменял на черную смородину! Не продешевил!" - радостно сообщил он Вадиму, - "ну, засиделись вы у меня, с Богом, давайте, давайте, на выход, с Богом" - он почти подталкивая их ручками, провожал к двери, - "ишь ты, засиделись они, пора и честь знать, ступайте, ступайте..."  "А что мы Вам должны?" - оглядываясь через плечо проговорила Инна. "Бумажку из закона - вот он должен!!!" - деда Кузя похлопал Вадима по спине, скоро жду ее, скоро...не замедли, милый, давай, давай, ай-я-яй, ай-я-яй," - снова запричитал он, - "на смородину выменял, ай-я-яй, ай-я-яй...", - плотно закрывая за гостями дверь.
12 декабря  2010 года       Татьяна Лауринайтене             Россия Санкт-Петербург 
P. S. Исторические справки:
1. Декрет об отделении церкви от государства 1918 года - http://warrax.net/55/decret.html
2. Вскоре после окончания строительства деревянного Мавзолея в нём сломался ватерклозет и стала фонтанировать фановая труба. Рассказали об этом и Патриарху Тихону, тот отозвался кратко и выразительно: "По мощам и миро".  http://www.cofe.ru/blagovest/article.asp?heading=27&article=6910
Светский характер государства, свобода совести и свобода вероисповедания закреплены также в Конституции России 1993 года.
3. Конституция Российской Федерации от 12.12 1993 года ст.14   -   1-Российская Федерация-Светсвоке Государство. Никакая Религия не может устанавливаться в качестве Государственной или обязательной.                                                              2 -   Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.      http://www.zakonrf.info/konstitucia/14/       


Комментарии

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ РЕПОРТЕР

Среда 19 Июня 2024
Ваш логин *

Пароль *

* Поля обязательны для заполнения.

Стать федеральным репортером
Забыли пароль?
view counter

Наши сообщества

Присоединяйтесь к сообществам "Федерального Репортера" в социальных сетях и получайте самую свежую информацию о проекте.

Общайтесь, обсуждайте материалы, публикуйте свои расследования и фоторепортажи.

Авторские колонки


|