Агентство Журналистских Расследований

Дата: 12.03.2011 Опубликовано: Андрей Мирмович Комментарии0 Регион: | Хабаровский край |

Хабаровская тайна красного барона Бартини

Нынешний год в России с чьей-то легкой руки назвали годом Космоса. Как говорили в анекдоте, так вот ты какой, Юрий Гагарин. По телевидению, между тем, идут передачи о Королеве, о космонавтах, об ученых-ракетчиках. И вдруг в одной из таких программ промелькнула фамилия итальянца Роберто Бартини. Какое отношение он имел к космосу? Достоверно об этом трудно сказать, но и мне из нашей дальней российской провинции тоже захотелось вспомнить об этом забытом и таинственном итальянце в преддверие апрельского Дня Космонавтики . Тем более, что первая легенда, связанная с ним, родилась у нас, в Хабаровске. 

Впервые об этом человеке мне поведал хабаровский краевед Алексей Вежновец, мол, расскажи о нем, о малоизвестном и коротком периоде его жизни - дальневосточном. И подарил книжку журналиста Игоря Чуйко «Красные крылья». А потом я прочел еще одно издание – «Тайна Воланда» оно называлось. Оттуда я и почерпнул приличную часть информации о Бартини. Только цепь событий и легенд, прямо или косвенно связанных с этой таинственной личностью, о которой  многие уже сегодня рассказывают, оказалась настолько растянутой в пространстве и во времени, что порой становилось страшновато. Эта история, в которой замешаны и правда и вымысел, вполне могла бы стать основой для сценария художественного фильма…

Итак. В конце XVI века предпоследний из рода Рюриковичей царь Иван Грозный, слывший еще и монахом-чернокнижником, отправил на восток Руси своего тайного наместника, предоставив под его начало отряд стрельцов, несколько сотен крестьян-холопов на вывод и двух старцев. Задача экспедиции была следующей - пройти всю Сибирь, где тогда хозяйничали татарские орды, беглые каторжники и вольные казаки Ермака, и, не ввязываясь ни в какие стычки, добраться до окраин русской земли, построив там белокаменный град. Царь Московский намеревался одним махом «пометить» восточную границу будущей империи. И не просто «пометить», а создать на берегу Тихого океана оплот новой цивилизации, которая бы развивалась, что называется, ab tabula rasa (по-латыни - с чистого листа), без смут, войн, международных интриг и, как ни странно, без рабства. В том большом «дальневосточном» царском обозе с продовольствием, оружием, амуницией и прочим инвентарем были тяжело груженные крытые сани, о содержимом которых знали лишь наместник и два его ученых спутника… Находились там огромные пергаментные книги и свитки из свиной кожи, испещренные иноземными письменами и странными рисунками…

А тем тайным посланцем и создателем новой жизни был один из незаконнорожденных сыновей Ивана Грозного. Следы той экспедиции затерялись по ходу столетий. И вот… через триста пятьдесят лет, в августе 1919 года из Владивостока в Хабаровск прибыл большой отряд итальянских военных, захваченных в плен еще в 1916 году на Буковине казаками генерала Брусилова.

Гражданская война в центральной части России уже почти закончилась, но на Дальнем Востоке власть попеременно переходила то к японцам, то к Колчаку, то к партизанам. Иностранные военнопленные попали под юрисдикцию Дальневосточной республики. Их разместили в специальном лагере на Красной речке.

Однажды к главе итальянской миссии в Хабаровске майору Манейро обратился представитель Дальревкома с просьбой подыскать ему среди военнопленных офицеров человека, владеющего несколькими языками. Не помешало бы, чтобы офицер знал и русский язык. Как ни странно, такой полиглот обнаружился - лейтенант пехотного батальона Роберто Бартини. Этот итальянец, оказалось, владел семью языками, в том числе и русским, который в совершенстве выучил за три года пребывания в плену.

Лейтенанта привезли в какой-то деревянный дом в центре Хабаровска и приказали ждать. Через несколько часов в комнату зашел человек в кожанке, а за ним - пожилой мужчина, по виду научный работник. В руках ученый, а, может, это был чекист, держал древний манускрипт. «Кожаный» попросил Бартини перевести его. Книга, как выяснилось, была написана на древней латыни. Чекист сказал, что ее нашли где-то далеко от Хабаровска, в какой-то пещере. Итальянец осторожно листал толстые пергаментные страницы… Итальянца еще несколько раз привозили в этот дом – он переводил и тут же писал.

А по лагерю военнопленных поползли слухи о том, что лейтенант стал доносчиком большевиков. Но в это время началась репатриация военнопленных из дальневосточных лагерей. И в числе первых документы и билет на японский пароход, зафрахтованный Италией для своих военнослужащих, получил тот самый переводчик – звали его Роберто Бартини. Только его земляки еще во Владивостоке договорились сбросить «доносчика» за борт, как только судно отчалит из китайского порта Шанхай. Каким-то образом командир подразделения узнал о готовящемся убийстве и, снабдив Бартини рекомендательным письмом к итальянскому консулу, за несколько минут до отхода судна ночью на шанхайском рейде высадил лейтенанта.

В Шанхае Бартини пробыл около двух месяцев. Работал шофером у китайского коммерсанта. Затем отправился на родину по замысловатому маршруту: Сингапур, Коломбо, Суэц, Триест и, наконец, родной город - тогда итальянский Фиуме, а ныне боснийский - Риека.

Полное его имя - Роберто Орос ди Бартини. Детство и юность Роберто прошли на Адриатике в провинции, где его отец - итальянский барон был вице-губернатором. Главной страстью Бартини стала авиация. Это произошло после того, как юноша увидел показательные выступления одного из первых летчиков, русского пилота Харитона Славароссова. И тогда отец подарил 16-летнему юноше аэроплан, нанял тренера.

Гимназию Роберто ди Бартини окончил, когда уже полыхала Первая мировая война. Он был мобилизован и, по его желанию, зачислен в Римскую летную школу. После ускоренного выпуска молодой Бартини был отправлен на Украину, как раз в тот момент, когда русские войска осуществляли там знаменитый «Брусиловский» прорыв. В местечке Гниловоды Бартини и был захвачен в плен казаками…

Вернувшись на родину, богатый наследник, несмотря на уговоры отца, поселился в Милане. В 1921 году стал членом компартии Италии и ее активным боевиком. Спасаясь от преследований фашистов, Роберто Бартини в 1923 году был переправлен в Советский Союз.

В России его стали называть Роберт Людвигович. В 1927 году Бартини вступил в ВКП(б). Получив звание комбрига, служил на опытном аэродроме в Москве, возглавлял авиацию Черноморского флота в Севастополе. В это время «красный барон», как его уже успели окрестить коллеги, начал серьезно заниматься конструкторской деятельностью.

По просьбе Михаила Тухачевского - Бартини в 1930 году был назначен главным конструктором КБ НИИ Гражданского флота. Под его руководством был разработан проект 40-тонного морского двухлодочного бомбардировщика МТ-Б. Самолетов такого веса в то время еще не было в мировой практике.

Вообще, всем будущим проектам Бартини была присуща особенность: они были оригинальны, смелы и опережали время. В ОКБ Бартини родились дальний арктический разведчик «Дар», который мог садиться на лед и воду, экспериментальный истребитель «Сталь-6», где впервые была применена стальная обшивка вместо деревянной, что дало значительный прирост скорости.

В 1938 году Роберт Людвигович был арестован. Ему предъявили обвинение в связях с «врагом народа» Тухачевским, а также шпионаже в пользу Муссолини. Бартини получил 10 лет лагерей и пять – «поражения в правах». И на многие годы Роберт Людвигович вновь отправился на восток. По тому же маршруту, что и в 1916 году.

В начале 50-х годов Бартини, поработав в закрытых «шарагах», был откомандирован в Новосибирск. В Институте аэродинамики Сибирского отделения АН СССР он разработал первый в мире межконтинентальный бомбардировщик.

Только после полной реабилитации в 1956 году Роберт Людвигович вернулся в Москву, возглавив КБ в Люберцах. И уже великий Сергей Королев чуть ли не официально назвал его своим учителем. Помимо авиации Бартини всерьез занимался космогонией и философией. Им была создана уникальная теория шестимерного мира пространства и времени, которая получила название «Мир Бартини». В литературе по аэродинамике встречается термин «эффект Бартини». Есть у него труды по теоретической физике.

Главная тайна Бартини была зашифрована в нескольких произведениях Михаила Булгакова, которому именно он подарил много сюжетов для произведений. К примеру, помните в «Мастере и Маргарите» высказывание Воланда о том, что его пригласили перевести труды некоего чернокнижника Герберта Аврилакского? До чего похоже на случай летом 1920 года в Хабаровске… 

Кстати, Герберт Аврилакский - это римский папа Сильвестр-второй, по легендам учившийся у дьявола, живший в десятом веке. А взять мистическую булгаковскую пьесу «Иван Васильевич», где с помощью машины времени герои из 20-го века попадают в эпоху Иоанна Грозного. Помните, как царь, проживающий в 16-м веке, рассказывает о своем изобретателе: «Я его на бочку с порохом посадил, пущай полетает». А ведь никто из серьезных историков не изучал эту межвременную, профессиональную и мистическую связь Роберто Бартини, Михаила Булгакова и… Ивана Грозного.

Сам же Бартини очень символично увековечил дружбу с автором «Мастера и Маргариты». Свои летающие проекты конструктор последовательно наделял маркировкой: М-62, А-57, С-6, Т-200, ЕР-2. Лишь через много лет историки, которым соответствующие органы разрешили покопаться в закрытых архивах, вдруг неожиданно сообразили: М, А, С, Т, ЕР.

Бартини скончался в декабре 1974 года. Он умер в одиночестве, его нашли на полу в ванной... «Соберите сведения обо всей моей жизни. Извлеките из этого урок». Эти слова Бартини написал в завещании… А потом было еще несколько слов на листке, вырванном из большого блокнота: «Знакомство с Булгаковым… Роман о дьяволе…».

Кстати, после публикации этих материалов в нескольких российских и зарубежных изданиях ко мне обратились сотрудники итальянской организации поиска соотечественников и одного из римских телеканалов. Коллеги решили снимать документально-художественную ленту о своем земляке.

Правда, российские журналисты опередили итальянцев и сняли в позапрошлом году к 35-й годовщине смерти Бартини большой документальный фильм. Однако «кино» еще больше напустило туману о жизни «красного» барона.

Ну а что касается древнего манускрипта из пропавшей библиотеки Ивана Грозного, который Бартини якобы переводил с латыни в Хабаровске под контролем НКВД, то об этой книге никто и нигде не рассказывал.

Андрей Мирмович, Хабаровск, La Nostra Gazzetta (Pompei), использованы материалы из книг «Красные крылья» и «Тайна Воланда».


Комментарии

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ РЕПОРТЕР

Вторник 10 Декабря 2019
Ваш логин *

Пароль *

* Поля обязательны для заполнения.

Стать федеральным репортером
Забыли пароль?
view counter

Наши сообщества

Присоединяйтесь к сообществам "Федерального Репортера" в социальных сетях и получайте самую свежую информацию о проекте.

Общайтесь, обсуждайте материалы, публикуйте свои расследования и фоторепортажи.

Авторские колонки


|